• Дима Селин: Другая сторона фотографии...     
  • Бальные танцы...    
  • Традиция в интерпретации старинной музыки...    

танцы:
Танец живота

танцы:
Ирландские танцы

искусство:
День художника

Переоценка ценностей

02-06-2017

Переоценка привычных ценностей, взгляд на оборотную сторону, изнанку «американского образа жизни» — эти тенденции просматриваются во многих лентах анализируемого нами направления.

Не великолепные, блистающие неоном улицы Нью-Йорка, не рекламы Бродвея, не грандиозные небоскребы, а грязные задворки, холодная, нетопленная зимой квартира, мрачные притоны наркоманов, убогая роскошь подпольных капищ — все это предстало перед зрителями в фильме Джона Шлезингера «Полуночный ковбой». В центре его — одиссея юного парня, приехавшего из Техаса покорять Нью-Йорк.

Этот парень в ковбойской шляпе и сапогах слышал там, у себя в глуши, моя посуду в баре, что в Нью-Йорке молодой, симпатичный парень может неплохо пристроиться возле богатой старухи или порочного старика и сделаться «человеком», «выйти в люди», разбогатеть. И вот он едет в сказочный Нью-Йорк, город «гигантских возможностей», где начинали, быть может, как и он, свою биографию те, которые ныне в своих роскошных офисах на тридцатых этажах высотных стеклянных коробок делают большой бизнес.

Джон (эту роль играет Джон Войт) знакомится нью-йоркским юношей, итальянцем по происхождению Рикко (Дастин Хоффман), который и вводит его в круговерть «сладкой жизни» города.

Но техасский простак и его приятель быстро сталкиваются с той жестокой и неумолимой властью среды, которую не так-то просто по-ковбойски оседлать. Город «гигантских возможностей» оборачивается к ним своим истинным обличьем. Это город-спрут, где ухватить хваленые «возможности» не так-то просто.

Несмотря на явную идилличность и утопизм, «Электрический всадник» Поллака проникнут гуманистическими мотивами, любовью к природе и человеку. В нем есть и отдельные критические моменты.

Можно назвать и другие фильмы, в которых нашли отражение реальные черты духовного кризиса американского общества.

Но в связи с такого рода фильмами хотелось бы сделать несколько важных, на мой взгляд, пояснений. В критике, и зарубежной, да, пожалуй, и нашей, распространено мнение, что «новое» американское кино, выдвинувшее социальные и нравственные проблемы общества, является неким совершенно новым художественным феноменом и не связано с традициями Голливуда 30-х годов и последующего периода.

Представляется, что этот вопрос гораздо сложнее. Конечно, режиссеры и сценаристы, поставившие в конце 60-х—начале 70-х годов фильмы о «больном обществе», отразили настрой времени — времени студенческих волнений, расовых бунтов, краха привычных ценностных представлений и иллюзий в связи с войной во Вьетнаме, времени разочарований, горестных сомнений и, наконец, времени экономического спада. Отразили по-разному: одни — честно, искренне, другие — с циничным расчетом на конъюнктуруи ожидаемые дивиденды, полученные от проданных билетов

в молодежных аудиториях, алчущих ответа на жгучие вопросы. Возникло искусство, возникла и спекуляция. Иногда эти, казалось бы, столь чуждые понятия переплетались в некоем конгломерате и являли миру кинокентавров.


Смотрите также:
 День художника
 Чем ближе Дом
 Танец живота
 Корни – возвращение, и обретение,
 Калининградский журнал

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример:

Новое в галерее:

Сегодня читали:

Цитаты:

"У французов нет музыки, и быть ее у них не может, но, даже если они ее заимеют, это будет хуже всего для них" — такое торжественное заявление мы находим в "Письме о французской музыке" Руссо (1753).

Подробнее